Архив метки: насилие

Не могу молчать: закон о декриминализации домашнего насилия

Эта статья не планировалась, но пока я делала этот сайт, произошло ужасное возмутительное событие, вызвавшее справедливое негодование и возмущение российской (да и мировой) общественности, и я не могу о нём не писать – это тот случай, о котором Лев Толстой когда-то говорил “НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ!”.

Речь идёт о принятом в 2017 году так называемом законе “О декриминализации побоев в семье”, согласно которому если оно произошло первый раз и не принесло тяжёлых увечий и вреда здоровью, оно не считается уголовным преступлением и не подлежит наказанию – даже если совершено против ребёнка. И избитой мужем женщине и ребёнку некуда обращаться за защитой – теперь правительство это преступлением не считает. Только если будет совершено второй раз, когда совсем убьёт – вот тогда и приходите.

Принятие такого закона немыслимо, он просто невозможен ни в какой цивилизованной стране, и обращает Россию в варварство. Он ставит Россию на уровень самых отсталых и диких малоразвитых стран. Принятие такого закона – преступление. Законодатели, парламентарии, выдвинувшие и принявшие такой закон – преступники, из солидарности прикрывающие и защищающие преступников и находящиеся с ними в преступном сговоре (а о многократном присутствии в нашей Государственной Думе лиц с криминальным прошлым всем известно). Президент, подписавший такой закон – преступник, покрывающий преступников, и глава не государственных структур, а бандитской группировки.

Главное, что отличает цивилизованную страну от варварской – принцип, что физическое насилие над человеком недопустимо, что оно является тяжким преступлением и должно быть строго наказано, и совершивший его должен сидеть в тюрьме. Поэтому в цивилизованных странах любой ставший известным полиции случай физического насилия неминуемо заканчивается тюремным сроком – в том числе против своей жены и уж тем более ребёнка. Это абсурд, почему они должны быть исключением: если человек где-то на улице изобьёт прохожего – он подлежит наказанию, если свою жену и ребёнка – нет.

А между тем этот закон принят в стране, где ситуация с домашним насилием просто ужасающая. И, к сожалению, дело идёт не только о побоях:

РОССИЯ СТОИТ НА ПЕРВОМ МЕСТЕ ПО КОЛИЧЕСТВУ СМЕРТЕЙ ОТ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ!

По статистике МВД, 40 процентов всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. Только за 2013 год от преступных посягательств погибли 9100 женщин, здоровью 11300 женщин был нанесен тяжкий вред, 89 тысяч несовершеннолетних стали жертвами преступных посягательств, из них около 2000 погибли, 3600 получили телесные повреждения. В 2016 году от побоев в семье пострадали около 10 тысяч женщин и почти 5 тысяч детей.

И на самом деле это только небольшая часть реального количества: не больше 30 процентов случаев семейного насилия попадают в статистику МВД. Из них только одна десятая становится основанием для возбуждения уголовного дела. И только 3-7 процентов таких дел доходят до суда. А какой процент из попавших в суд кончается осуждением виновного?

Самая подходящая ситуация для принятия закона о ненаказании за насилие в семье, не правда ли?

Эти цифры ужасают – причём ещё более, чем большое количество погибших и изувеченных женщин и детей ужасает мизерность количества возбуждённых уголовных дел и тем более дошедших до суда. Но страшно даже подумать, какие будут цифры в этом 2017 году после принятия такого закона, насколько они возрастут. А они уже возросли.

Даже до принятия этого закона на лицо была ситуация, угрожающая нормальной жизни нации, и в такой экстремальной социальной ситуации необходимо не отменять, а ужесточать уголовную ответственность, а также принимать экстренные меры для того, чтобы она приводилась в исполнение. Но наше правительство поступает наоборот. Или насилие над женщинами и детьми входит в его планы?
И это было ещё до принятия пресловутого закона. А после принятия закона о декриминализации побоев близких лиц по признанию органов МВД ситуация стала просто устрашающей. После принятия этого закона сотрудники полиции прогнозировали увеличение количества случаев и утяжеление их последствий – и их прогнозы оправдались свыше меры. Закон о декриминализации побоев дал результаты. Например, до принятия этого закона полиция Екатеринбурга выезжала на бытовые конфликты и семейное насилие 120–130 раз в сутки (! в сутки! в одном только городе!), сразу же после принятия закона количество вызовов увеличилось до 300–350 в сутки. Та же ситуация отмечается и в Москве, и в любом го роде России. Большинство мужей закон восприняли так: было нельзя, а стало можно!

При этом после декриминализации побоев бороться с домашним насилием стало сложнее.

И ведь всем: и психологам, и юристам, и сотрудникам полиции известно: тот, кто один раз поднял руку на женщину, неизбежно делает это и второй, третий, четвёртый и т.д. и тут не надо ждать второго раза: отсутствие ответственности только развяжет руки преступнику, но не заставит его одуматься.

Принятие этого закона ясно показывает, какое плохое отношение к женщине существует в нашем обществе и государстве. Даже до принятия этого закона, когда домашнее насилие подлежало уголовному наказанию, этот закон существовал только на бумаге, и в реальности не выполнялся. Тысячи женщин России постоянно избивались своими мужьями, и полиция не оказывала им никакой защиты, отказывалась возбуждать уголовные дела, не привлекала никого к ответственности. Причём даже тогда, когда побои приводят к увечьям и повреждению здоровья. Если избитая женщина вызывала скорую, врачи отвечали ей, что это не тот случай, по которому “скорая” заявляет в полицию. При этом часто женщина не могла уйти от мужа-садиста, потому что ей было некуда идти с детьми на руках – квартира была совместной собственностью, которую без согласия мужа нельзя было ни продать, ни разменять, снимать квартиру и жить и кормить детей на мизерные зарплаты российской провинции никак не возможно. Если она уходила, он мог её преследовать, и она не получала никакой помощи.

В то время как в цивилизованных странах этот вопрос решается иначе. Это я знаю по своему опыту жизни в Германии. Такая же система в любой западной стране. Если мужчина поднял руку на свою жену, он обязательно сядет в тюрьму. И он это знает, поэтому не поднимает. Если ей негде жить, ей предоставят жильё за счёт государства – хотя бы в общежитии. Если ей не на что жить – ей предоставят социальное пособие. Муж по закону не будет иметь права даже к ней приближаться.

Сегодняшее положение вещей, включая принятие этого закона – следствие исторически сложившегося на протяжении веков плохого отношения к женщине в российском обществе. В прошлые века до революции в рабочих и крестьянских народных массах избивание жён было постоянным и массовым явлением. В России такая историческая традиция – бить жён. Как и существующая до сих пор традиция более худшего отношения к женщине и к жене, чем в западных странах. Только вот почему парламентарии и президент 21 века находятся на уровне менталитета средневекового русского крестьянина? Ведь не то время и не тот социальный статус. С тех-то что взять, они и читать-то не умели.

Или наш президент и парламентарии тоже читать не умеют и не читали, например, международную конвенцию по правам ребёнка, где ребёнку гарантируется право на защиту, и не знают ни о её существовании, ни о том, что Россия эту конвенцию подписала и следовательно, обязана выполнять? И не понимают, что этот закон нарушает принятые Россией на себя международные обязательства. Ведь под действие закона о декриминализации домашнего насилия попадают не только женщины, но и те, кто уж совсем не может себя защитить: дети. А ситуация с насилием в семье по отношению к детям в России ещё более ужасающая.Тысячи детей в России подвергаются избиениям и издевательствам в семье со стороны своих родителей-алкоголиков, и никому до этого нет дела: ни полиции, ни школе, ни соседям. Многие, не выдержав такой жизни, убегают из дома, скитаются, превращаются в бродяг. Дети в нашей стране не имеют защиты.

И опять же это резко отличается от образа жизни цивилизованных стран, где дети защищены, где любой, поднявший руку на ребёнка, получит – вполне им заслуженное – наказание, и ещё более важно – ему не дадут больше возможности продолжать своё насилие. Наши средства массовой информации полны передач о жизни семей русских эмигрантов за рубежом, и все в один голос кудахчут: какие плохие зарубежные власти, вот ни за что ни про что отняли у русских эмигрантов ребёнка – за что, они же ничего не сделали, ну подумаешь, шлёпнули ребёнка, так на то он и ребёнок, чтобы его шлёпать, а злые соседи почему-то наябедничали, почему-то им не понравилось, что ребёнка бьют, странные какие. И стоят наши бывшие соотечественники перед камерой и льют крокодиловы слёзы, стремясь бить за жалость у своих сограждан: забрали моего ребёнка, пожалейте, посочувствуйте. Не буду я вам сочувствовать. Забрали – и правильно сделали. А что вы хотели, ребята: вы в цивилизованную страну приехали, вы теперь в цивилизованной стране живёте, и жить должны по цивилизованным законам, а не по варварским, к которым вы привыкли в своей стране. А в цивилизованной стране нельзя ударить ребёнка, нельзя его бить никаким способом и ни при каких обстоятельствах, и никакими воспитательными целями это оправдываться не может. Степень силы удара значения не имеет, и кто и как будет определять, насколько сильно и серьёзно вы шлёпнули, это нереально. Некоторые наши эмигрировавшие в другие страны соотечественники попадают там в тюрьму за различные правонарушения. И большинство из них – за насилие в семье над жёнами и детьми. И очень удивляются, что в других странах, оказывается, за это в тюрьму сажают. Ведь в России бы не посадили, а посчитали это нормальным явлением. В России многие даже не страдающие алкоголизмом родители считают, что бить детей – это нормально. Так же, как и бить женщин. Да что говорить, если моя мать, профессиональный педагог педагогическим образованием и дипломом, считает, что это нормально. Вот такие у нас педагоги. (Правда, меня она не била – так повода не было, очень уж был тихий и послушный ребёнок, даже бить было не за что. А то бы неизвестно чем всё закончилось.).

Будучи филологом по образованию, я не могу не вспомнить пример из художественной литературы. Один из двух самых крупных русских прозаиков Фёдор Достоевский в своих произведениях страстно и с болью в душе выступал против насилия над детьми и избиения детей в семье.

Ещё до принятия этого закона в одном из своих выступлений по телевидению президент России В. Путин говорил, что воспитание детей – это личное семейное дело, и государство не должно в это вмешиваться. Когда я это услышала, у меня был просто шок. Дети – это будущий народ, это будущее нации, будущее страны, будущее России. И поэтому обществу и государству должно быть совсем не безразлично то, как и в каких условиях они растут и какими вырастут, и вырастут ли – или не выросши погибнут от руки родителя-алкоголика. Воспитание детей – это не личное и семейное дело, это – важнейшее общественное и государственное дело, которое просто должно и обязано быть под контролем общества и государства. И президент, который это не понимает, не компетентен как руководитель страны и не имеет права руководить страной. Даже такой маленькой, как Монако. А уж тем более такой большой, как Россия. Любой страной. А в стране, где алкоголизм так распространён, что принял характер просто национальной катастрофы, угрожающей будущему нации и страны – и об этом стыдливо молчат и не решаются говорить – где количество детей в детских домах больше, чем после войны, потому что это дети родителей-алкоголиков, лишённых родительских прав, и ещё больше детей осталось в таких семьях, где детей спасать надо от таких родителей, потому что завтра их, может быть, уже поздно будет спасти – в такой стране говорить, что воспитание детей – семейное дело, и в это не надо вмешиваться – это не только недомыслие, это преступление. Это ещё одно доказательство (каких и без этого немало), как нашей власти наплевать на народ, и на подрастающее поколение в том числе: пусть их родители-алкоголики избивают, убивают – мы вмешиваться не будем, нам не до детей. А подрастающее поколение – это будущее страны. Им наплевать на её будущее. Или просто в нашей стране так много алкоголиков, что мест в детских домах уже не осталось, и государство не хочется тратить средства на создание новых и на то, чтобы содержать и прокормить детей в уже существующих – пусть лучше живут в семьях, где родители-алкоголики пропивают детские пособия, а дети бегают голодные, да ещё и избитые – зато государство на них деньги тратить не будет, и все доходы от нефти как всегда будут идти в карманы олигархов и поставленной ими власти. Да, это самое лёгкое – не вмешиваться в дела семьи, где избивают женщин и детей. Зачем себя утруждать.

Русский народ, почему ты молчишь? В любой цивилизованной стране, если бы приняли какой-то подобного рода закон (только там бы его не приняли) весь народ вышел бы на улицы. У нас общественные активисты попытались организовать митинг протеста против этого закона в Москве – пришли пара человек. Мужчины старшего возраста, имеющие дочерей, – теперь ваши дочери могут быть безнаказанно избиваемы своими мужьями, почему вы молчите? Вам не жалко своих дочерей? Молодые мужчины, имеющие сестёр – ваши сёстры могут быть избиты своими мужьями и ниоткуда не получить защиты, почему вы не хотите их защитить? Пожилые женщины, имеющие внуков – ваши внуки могут быть избиваемы вашими зятьями, которые не понесут за это никакого наказания – вам не жалко своих внуков, вы не хотите их защитить? Женщины, почему вы не хотите защитить своих подруг и самих себя? В вашей семье этого нет, и вы считаете, что вас это не касается, и вас не волнует, что другие женщины подвергаются издевательствам и побоям? Но завтра вы можете оказаться на их месте. Принятие этого закона показывает не только состояние нашей власти, но и состояние нашего народа. Русские женщины, слабые, безвольные и забитые веками рабства и угнетения, не в состоянии защитить от насилия ни себя, ни своих детей. А русские мужчины, ни историей, ни сегодняшним днём не приученные любить и уважать женщину и заботиться о детях, не стремятся их защитить.

Наши блогеры недаром видят в отмене уголовной ответственности за домашнее насилие зеркало российской государственности, основанной на насилии и пропитанной насилием. Это ярко проявляется, например, в насилии в армии, всем известном, в то время как в цивилизованных странах опять же его нет. Насилие проявляется и практически во всех сферах нашей государственной и общественной жизни. И чаще всего оно остаётся безнаказанным. Я бы добавила ещё – это является и отражением нашей законодательной и судебной системы, которая, как мне кажется, более направлена на защиту преступников от наказания, чем их жертв от преступников.
Закон о декриминализации домашнего насилия ещё раз доказывает отсутствие в российском государстве понятий чести и человеческого достоинства, неуважение и равнодушие государства к своему народу, безразличие к женщинам и детям. Народ в России считают за скотину – а её можно бить.
Кстати, в той же России есть уголовная ответственность за жестокое обращение с животными. То есть собаку бить нельзя, за это посадят, а вот женщину и ребёнка – можно. К животным в этой стране относятся лучше, чем к людям, чем к женщинам и детям. Таковы причуды российского гуманизма.

Еврокомиссар по вопросам юстиции Вера Юрова призвала отменить закон о декримининализации семейных побоев. “Недавние действия России стали негативным сигналом о выполнении страной обязательств по борьбе с насилием в отношении женщин и детей”, – сказала Юрова выступая на пленарной сессии Европарламента. Еврокомиссар также отметила, что этот закон противоречит международным обязательствам России. Международный авторитет и имидж России это безусловно подорвало. Но ни это, ни многочисленные протесты общественности, не побудили наше правительство отменить своё решение.

В молодости я расстраивалась, что не вышла замуж. Теперь я думаю: какое счастье, что я не вышла замуж в этой стране. Какое счастье, что я не родила ребёнка в этой стране. Потому что в стране с такими законами и с таким отношением государства и правоохранительных органов к их выполнению нельзя ни выходить замуж, ни рожать детей – если нет гарантии защиты для женщины и ребёнка от насилия в семье.

Мои родители развелись, когда мне было семь лет, из-за того, что мой отец избил мою мать. Он повалил её на землю и бил ногами. Она в это время была беременна вторым ребёнком. Он это знал. У меня мог бы быть брат. Но у меня его нет. Всю свою жизнь я завидую женщинам, у которых есть братья. Моя мать ушла от отца и развелась после первого раза – не считающегося теперь в России преступлением, и не стала ждать второго. Это было самое правильное, что она сделала в своей жизни. Но перед тем, как это сделать, она спросила моё мнение. Хотя мне было только семь лет, она считала, что должна считаться с моим мнением, делая такой шаг: ведь этим она как бы лишает меня отца. Она сказала, что если я против, она этого не сделает. “Мне не надо такого отца”, – сказала я в семь лет. “Мне не надо такого отца”, – скажу я и сейчас, когда мне более пятидесяти.

Я писала эту статью, и мне казалось, мои пальцы бьют не по клавишам на клавиатуре компьютера – а по моему сердцу, и ему больно.

ВСЕ СТАТЬИ РУБРИКИ ОБЩЕСТВО     СТАТЬИ НА ДРУГИЕ ТЕМЫ

ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ ОБЩЕСТВО:

Денег нет – но вы желаю вам хорошего настроения     Письмо Ангеле Меркель  Выборы в России – ответ Льву Шлосбергу

Booking.com
error: Content is protected !!