Архив метки: авторская

ГРУСТНАЯ СКАЗКА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РАССКАЗ КАРЛИКА

         В далёкой холодной стране, где синим туманом покрыты высокие горы, на берегу моря, среди серых скал стоит замок, сам напоминающий скалу, поросшую плющом и вереском. Неприступны его высокие стены и зубчатые башни, темны его мрачные своды, сквозь цветные витражи в окнах еле проникает свет, а по вечерам зажигают свечи. Замок окружён глубоким рвом, и висячий на больших цепях мост со скрипом поднимается и опускается, когда въезжает карета. И два рыцаря, закованные в чугунные латы, сторожат железные ворота. Всё погружено в тишину, только временами герольды трубят, сообщая о прибытии гостя, или раздаётся звук охотничьего рога: это идёт королевская охота.

Я живу в этом замке с самого детства – с тех пор, как меня продали сюда бродячие цыгане – я, маленький карлик-горбун. Я служу принцессе, живущей в этом замке. Принцесса прекрасна и светла, как золотой лучик: когда она входит в комнату, кажется, становится светлее. Её волосы золотые, как будто сделаны из солнечных лучей, а в глазах солнечный свет. Её смех – точно звон серебряного колокольчика, а руки так белы и мягки, что, когда она гладит меня по голове, кажется – ничего лучше и не бывает на свете. Принцесса каждый день гуляет в саду, где цветут прекрасные цветы, и кормит белых лебедей, а вечерами играет на арфе.

Но сейчас с принцессой случилось горе, и уже давно не звучит её серебряный смех, и уже давно не слышно звука её арфы

Однажды, когда принцесса гуляла в саду, прискакал прекрасный рыцарь на белом коне. Это был Принц из далёкой страны. Принцесса и Принц полюбили друг друга, но Принцу надо было уехать к себе на родину. «Я скоро вернусь, – обещал он принцессе. – Я скажу своим родителям, что нашёл невесту, и вернусь за тобой, чтобы увезти тебя в свою страну».

Принцесса отдала ему своё сердце, сказав: «Только возвращайся точно в срок. Если ты задержишься хоть на день и не вернёшься до захода солнца, я умру». Принц сел на корабль под белыми парусами и уплыл.

Шло время. Принцесса каждый день ходила на берег моря и ждала: не покажется ли белый парус. Но пусто было море, и только белые чайки, пронзительно крича, летали над водой. Приближался намеченный день, но Принца всё не было. Всё грустнее становились её глаза и всё бледнее лицо. День за днём она всё слабела, словно её сушила таящаяся внутри болезнь.  В последний день назначенного срока Принцесса до первого луча зари вышла на берег, на высокий утёс, и целый день простояла там, вглядываясь вдаль. Но пуста была линия горизонта, где серое море сливалось с серым небом, и ни один парус не показался в море за целый день. Принцесса стояла на утёсе до заката, морские волны разбивались об утёс, и солёные брызги падали ей на лицо, так что она не чувствовала слёз на губах. А когда первые красные лучи заката окрасили море, она обессилено опустилась на камни, слабея с каждой минутой, словно жизнь уходила из неё.

Принцесса не знала, что Принц вовсе и не собирался возвращаться. И вообще это был не Принц, а Злой Колдун, который превратился в Прекрасного Принца, чтобы добиться любви Принцессы. Как только корабль отплыл от берега, его паруса из белоснежных стали чёрными, белый конь Принца превратился в чёрного, белый плащ – в чёрный, а его доброе и прекрасное лицо стало злым и уродливым. Ему не нужно было сердце Принцессы, и он бросил его в море. Он не стремился погубить Принцессу, просто не поверил ей: «От любви ещё никто не умирал», – думал он. Ему было легко так думать, ведь он никогда не любил. Колдун был уверен, что можно прожить и без сердца. Ведь у него не было сердца от рождения.

Несколько дней его корабль продолжал свой путь, и вот матросы запустили в море невод, чтобы поймать свежей рыбы. Но невод пришёл совершенно пуст, только какой-то маленький тёплый комочек забился в ячейках сети. Каково же было удивление и возмущение Колдуна, когда он узнал в нём – человеческое сердце, сердце Принцессы. Он выругался по-колдунски, и снова, широко размахнувшись, бросил сердце в море. Через некоторое время Колдун приплыл в свой замок. Он уже забыл о Принцессе, как однажды в его замок пришли рыбаки и сказали, что поймали необыкновенную большую рыбу. Рыбаки рассчитывали продать её и получить много денег. Колдун купил её. Но когда повара разрезали рыбе живот, они, к удивлению своему, вытащили оттуда – человеческое сердце. Когда Колдуну принесли его, он был в ярости. И третий раз он бросил сердце в море. Но волна, покачав его, опять выбросила сердце на берег, прямо к ногам Колдуна. Тогда Колдун ещё больше рассердился и дал сердце своей собаке, чтобы та съела его. Но собака не стала есть человеческое сердце, она испуганно попятилась, жалобно скуля. Тогда Колдун ударил собаку сапогом, наступил на сердце и раздавил его. Это случилось на закате последнего дня. И как только это случилось, Принцесса закричала и упала без чувств, как мёртвая, словно кто-то выстрелил в неё. Только какая-то белая чайка вдруг взлетела неведомо откуда и унеслась вдаль.

Всё это видел я, маленький горбатый карлик, притаившись за большим камнем. Я так любил Принцессу и желал, чтобы она была счастлива, что тайно пошёл за ней ожидать корабль Принца. Когда Принцесса упала, я бросился бежать изо всех сил и, когда добежал до дворца, до комнаты Королевского Лекаря, моё собственное сердце, казалось, готово было выскочить из груди, и я держал его руками, чтобы оно не выпрыгнуло. Королевский Лекарь сидел в своём кабинете, между пробирок и колб, и готовил какие-то порошки.

– Скорей! – закричал я. – Принцесса умирает!

– Умирает? – изумился Королевский Лекарь. – Как же это может быть? Она ничем не была больна.

– Люди болеют и умирают не только от болезни, – сказал я. – Люди болеют и умирают от того, что их долго никто не любит.

– Глупости, – сказал Королевский лекарь, – Люди умирают от чумы, рака или холеры. А от любви ещё никто не умирал.

Что он мог понять, этот бесчувственный человек! Я в ярости махнул рукой и разбил все его колбы с порошками. И, убегая, слышал, как он кричал мне вслед, потрясая кулаками: «Противный маленький горбун!»

Но Принцесса действительно не умерла. Это был лишь обморок. Она совсем ослабла и долго болела, стала бледной, худой, много плакала, но постепенно выздоровела и всё пошло по-прежнему. Как и раньше, были в замке балы, и Принцесса танцевала на балах. Только невесела она была, никогда не смеялась, и грустными стали её глаза. Но кому не бывает грустно?

Об этом думал я, сидя у камина в тронном зале, где на стенах развешаны гербы и оружие, глядя на огонь, пляшущий на углях. В это время вышла Принцесса, держа в руках пяльцы с недоконченным вышиванием. Иголки с золотыми нитками были приколоты к полотну.

– О чём ты задумался, мой маленький Гэтсби? – ласково спросила меня Принцесса и села рядом со мной.

– Я думаю: значит, он прав, Королевский Лекарь? Он сказал, что люди не умирают от любви. Ведь ты же не умерла, Принцесса.

– Я умерла, – ответила Принцесса. – Только об этом никто не знает. И никто не догадывается. Я всё расскажу тебе, мой маленький друг.

 

Книга - лучший спутник - 200*200

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РАССКАЗ ПРИНЦЕССЫ

 

– Если б ты знал, как это тяжело – притворятся живой, когда ты уже умерла.

– Но что вы имеете в виду, Принцесса? Ведь вы же живы? Вы ходите, и говорите, и танцуете.

– Что знаем мы о смерти? – возразила Принцесса. – И что знаем мы о жизни? Люди не понимают, что такое жизнь и смерть. Они думают, что умереть может только тело. Им неведомо, что может умереть душа. Помнишь ли ты, что, когда я упала на утёсе, пролетела чайка? Это моя душа вылетела из тела, превратившись в чайку. Каждая чайка – это душа девушки, сердце которой разбили. Поэтому они кричат так жалобно, поэтому носятся над морем, не находя себе места, будто ищут чего-то. И грех убить чайку: ведь это человеческая душа. Моя душа, превратившись в чайку, полетела искать Принца. Она перелетела море и нашла его замок на берегу чужой страны. И хотя лицо его изменилось, душа узнала его. Долго кружилась чайка над головой Колдуна, жалобным голосом прося его вернуться. Но он не понял, что она кричит, нацелил лук и пустил стрелу в надоедливую птицу. И упала в море белая чайка с простреленной грудью, из которой сочилась алая кровь, и умерла. С тех пор, как моя душа умерла, у меня всё пусто и мёртво внутри. От меня осталась только пустая оболочка. Из живой девушки я превратилась в заводную механическую куклу, и на спине, под платьем, во мне торчит маленький ключик. Каждое утро приходит Шут и заводит меня ключиком, и я встаю, начинаю двигаться, ходить, говорить, танцевать на балу, но никто не знает, что это только механический танец заводной куклы. А вечером завод кончается, Шут вынимает ключ и кладёт меня в ящик. Если б ты знал, как тяжело и больно, если тебе не дают умереть, когда ты уже мертва, и, мёртвую, без души, заставляют жить, ходить, танцевать и говорить что-то. Каждый вечер я прошу Шута не заводить меня больше, и единственное, чего я хочу – навсегда уснуть в этом картонном ящике. Но каждое утро злой Шут вновь и вновь заводит меня и заставляет ходить и танцевать. Зачем, для чего?

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВТОРОЙ РАССКАЗ КАРЛИКА

 

Я шёл по коридору замка, думая о разговоре с Принцессой. Из полуоткрытой двери в кабинете Министра Юстиции я услышал, как Королевский Судья докладывал Министру Юстиции о положении с правосудием в королевстве. В его докладе всё в нашем королевстве выглядело прекрасно: преступники пойманы, преступлений не совершено, кражи раскрыты, жители королевства спокойны и счастливы. Когда Королевский Судья кончил доклад и вышел, я встретил его около двери.

– Господин Королевский Судья, – сказал я. – Вы только что докладывали, что всё спокойно у нас в королевстве, между тем как произошло ужасное преступление, и вы даже не знаете об этом.

– Преступление? – удивился Королевский Судья. – Какое преступление?

– Убийство.

– Убийство? – ещё более изумился он. – Как же так, мне не поступало никаких сведений. Кто же убит?

– Человеческая душа, господин судья.

Королевский Судья некоторое время тупо уставился на меня, пытаясь понять, что ему сказали, а потом рассмеялся.

– Ну и шутник ты, Гэтсби. Наш король ведёт войну, и каждый день гибнут люди целыми полками. Если б мы ещё сажали в тюрьму за убийство души, у нас не хватило бы тюрем. Кто из людей может поручится, что не искалечил ненароком чью-то душу? Да и что это такое, душа? Так, воздух, пустое место: не увидеть её, ни потрогать. Есть ли она вообще, а? Вот Главный Королевский Ученый утверждает, что по последним данным науки души вообще нет, это выдумка людей невежественных. Как же я могу судить за убийство того, чего нет?

И Королевский Судья ушёл, важно поправив парик.

«Как же помочь Принцессе?» – думал я. Я очень хотел, чтобы Принцесса была счастлива. «Душа человека умирает, если её никто не любит, и воскресает, если её полюбят. Принцессу может спасти чья-то любовь». Я думал о том, кто может спасти Принцессу, и внезапно придумал: мальчик-паж. Это самый красивый юноша в нашем замке. И он так преданно служит Принцессе. Вот чья любовь может спасти её. Я нашёл его в Королевской приёмной возле тронного зала. Паж стоял перед зеркалом и гордо примерял новую шпагу, прекрасную шпагу, с золотой рукоятью, украшенной тонким узором.

– А, это ты, Гэтсби, – сказал он. – Что новенького?

– У меня серьёзный разговор к Вам, – сказал я и поведал ему всё, о чём рассказала Принцесса. Глаза Пажа стали грустные.

– Нет, Гэтсби, – сказал он. – Я не могу спасти Принцессу. Рад бы, но не смогу.

– Почему? – воскликнул я. – Неужели она вам не нравится?

Вместо ответа Паж снял плащ и поднял сзади камзол. И я увидел, как из его спины торчит маленький ключик.

– Теперь ты понял, Гэтсби? – спросил он.

Я кивнул и медленно пошёл прочь.

Наступил вечер. Везде зажигали свечи. В зеркальном зале начинался бал. Кавалеры и дамы сходились парами и начинали медленно кружиться под музыку. «Нет, нет, – думал я. – Ещё не всё потеряно. На одном паже свет клином не сошёлся. Вот сколько молодых и красивых рыцарей на этом балу. Так неужто же я не отыщу здесь хотя бы одного, кто бы полюбил Принцессу и понравился ей. Вот, например, рыцарь Артур. У него такая благородная осанка и красивое лицо. Или рыцарь Людовиг. Как он храбр в сражениях, как искусен на рыцарских турнирах. А рыцарь Бертран чем хуже? Да разве только рыцари? Вот Альфред, королевский посол, беседует с придворными дамами. Как он образован, и умён, и красноречив. А вот посол соседней страны, тоже весьма умный и достойный человек. А сколько интересных мужчин среди придворных. Как улыбаются им дамы, с какой готовностью отвечают на их приглашения потанцевать».

Какая-то придворная дама, не заметив меня за креслом, села поправить причёску. На застёжке её платья, сзади, на спине, расстегнулась одна пуговица. И в этом разрезе я увидел, как из её спины торчит… маленький ключик. Полный страшной догадки, я пристально вглядывался в двигающие в танце фигуры. И мне кажется, теперь я каждый раз замечал, как на спине у каждого, на одном и том же месте, одежда чуть-чуть собиралась в еле заметный бугорок, за которым мой глаз угадывал очертания маленького ключика. Я видел, как старательно неестественны их улыбки, как автоматически они двигаются, словно заведённые куклы.

Бал кончился. Я вытер кулачком остатки слёз. У меня оставалось только одно средство спасти Принцессу.

Я пришёл к Принцессе и сказал: «Я знаю, как мало то, что я могу сделать для Вас, но я хочу, чтобы Вы знали: если Вам нужна будет рука, чтобы защищать Вас, человек, готовый жить и умереть для Вас, сердце, чтобы любить Вас – возьмите мои. Я не прошу Вашей любви взамен, потому что знаю, насколько я недостоин её, но для меня было бы счастьем уже то, что моя любовь могла бы хоть немного помочь Вам».

«Спасибо тебе, милый Гэтсби, но это невозможно, никак невозможно», – ответила Принцесса.

Я понял: пусть я и люблю, но моя любовь не может спасти Принцессу, ведь я всего только горбатый карлик. И тут сердце моё разбилось, и я в первый раз в жизни заплакал по-настоящему, потому что я понял, что такое боль.

Вот какова моя сказка. Это очень грустная сказка. И вот что я вам скажу: душа женщины – прекрасный цветок, и нет большего злодейства, чем погубить его. И может, оттого, что эти цветы на каждом шагу губятся без числа, наш мир так жесток и недобр и тягостен для жилья, словно накапливается в нём сделанное зло и на нас же отдаётся, и сам Бог отвернулся, не в силах смотреть на нас. И ещё я скажу вам: что-то неладно в мире, если в нём живёт столько людей, которых некому любить Что-то неладно в мире. Это говорю вам я, маленький горбатый карлик, которого никто никогда не любил.

1990 г.

Понравилась статья? Поделитесь ею со своими друзьями по е-мейл или в социальных сетях, нажав на кнопочки внизу:

 

ПОЭЗИЯ  ПРОЗА  ВИДЕОЗАПИСИ ТВОРЧЕСКИХ ВЕЧЕРОВ    ПЕСНИ НА МОИ СТИХИ

СТАТЬИ НА ДРУГИЕ ТЕМЫ

Книга - лучший спутник - 200*200

Booking.com
error: Content is protected !!